Дизайнер Филип Трейси: «Пока у человека есть голова, на ней будет шляпа» Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Дизайнер Филип Трейси: «Пока у человека есть голова, на ней будет шляпа»

Каждый, кто хоть немного разбирается в моде, непременно знает имя Филипа Трейси. Дизайнер вот уже много лет создает шляпы для членов британской королевской семьи, Леди Гаги и Мадонны, а также для коллекций Alexander McQueen, Chanel, Givenchy и Umbro. Увидеть работы Трейси вживую — настоящая удача. И теперь у жителей России появилась такая возможность: с 20 ноября по 21 марта в Музее современного искусства Эрарта пройдет выставка лучших головных уборов Филипа Трейси. Экспозицию составят 46 работ: хиты выставки «Шляпы в XXI веке», творения мастера, которые ранее не выставлялись в России, и новинки, созданные им за последние пять лет. Масштабный проект стал своеобразным подарком Санкт-Петербургу на десятилетие Эрарты.

Редактору ELLE.ru удалось поговорить с маэстро и узнать о будущем шляпок, любви к кондитерскому искусству и «странности» семьи Кардашьян.

ELLE Вы работали с большим количеством великих дизайнеров. С кем вам больше всего понравилось работать? А с кем было тяжелее всего?

Филип Трейси Сложно со всеми. Мне посчастливилось работать с самыми выдающимися дизайнерами мира, и они все отличаются друг от друга. Это и делает процесс работы интересным. Карл Лагерфельд — это Карл Лагерфельд,  Валентино — это Валентино, Маккуин — это Маккуин; совершенно разные дизайнеры, самобытные творцы, но каждый из них воплощает в себе лицо фэшн-индустрии. Я очень люблю работать с яркими личностями: легче работать с одаренным дизайнером, чем с посредственностью. Сейчас, к сожалению, дизайн полон посредственности, потому что каждый считает себя «творцом». Но некоторые по-прежнему являются представителями высшего класса.

Филип Трейси и Александр Маккуин

Люди коллекционируют ваши шляпы, а что коллекционируете вы?

В разное время по-разному: у меня была коллекция антикварных рождественских украшений, особенно много было из России. А сейчас я собираю старинные картонные коробки для подарков. Мои предпочтения меняются: когда вещей становится слишком много, я просто перестаю ими интересоваться — я очень много покупаю на Ebay. Но моя постоянная страсть — это фотографии.

Вы неоднократно делали шляпки для королевской семьи. Чем вы вдохновлялись в процессе работы?

Моим основным источником вдохновения является личность человека, который будет носить эту шляпу. К тому же я всегда испытывал большое уважение к самому институту монархии. Члены королевской семьи по разным случаям надевают разные шляпы. Например, на известные скачки в Аскоте шляпы, как правило, более жизнерадостные и более веселые. Для официальных мероприятий шляпы выглядят строже. В целом это даже сложно объяснить, так как, на мой взгляд, у британцев особое восприятие шляп. Какой-нибудь иностранный клиент может сказать, что ему нравится эта шляпа, потому что она совершенно безумная, британец в это же время посмотрит на нее и скажет, что она нравится ему, потому что она очень стильная.

Ваши шляпки покупают миллениалы?

Безусловно да. Вообще все сейчас говорят о миллениалах, но, мне кажется, в них нет ничего особенного, это такие же люди, только немного более открытые миру и внешним влияниям. Иногда влияния бывают странными. Например, семья Кардашьян.

Каким вам представляется будущее шляпок?

У меня только оптимистичный сценарий, потому что у людей всегда будут головы. Пока у человека есть голова, на ней будет шляпа или любой другой головной убор. Люди любят украшать себя. Поэтому будет ли это бейсболка, или ободок, или какой-то шарф, или просто вязаная шапка, тем не менее головной убор на нем будет всегда.

Вы используете какие-то современные технологии при создании шляп?

Я всегда открыт новым технологиям, и меня завораживает печать на 3D принтере, а также технологии быстрого макетирования. Это что-то из сериала Star Trek: не было предмета — и вдруг он возник. Вот я, в частности, использовал эту технологию в работе над одной шляпой. Но я разрабатывал эскиз не на компьютере, как можно было бы ожидать, а сначала сформировал модель руками, потом ее отсканировали, доработали на компьютере, и уже после этого распечатали и получили нечто совершенное, на мой взгляд. Потому что из натуральных материалов невозможно сделать такой острый кончик. Они просто не формуются таким образом. А в этом случае нам удалось достичь самых миниатюрных деталей, потому что технология быстрого макетирования, насколько я знаю, возникла для создания медицинских инструментов, поэтому острие можно сделать совершенным. А я человек, который везде ищет совершенство.

У вас есть какой-то особый ритуал, после которого вы начинаете работу над шляпой?

У меня нет особого ритуала, но, на самом деле, я всегда испытываю определенное волнение перед тем, как создать что-то, чего еще не существовало. Я работаю, по сути, с неизведанным. Я вглядываюсь в материал, в форму и пытаюсь увидеть в нем что-то новое. Для меня это всегда вызов.

Ваша любимая шляпа из тех, что вы делали.

Моя любимая шляпа — это шляпа-корабль. Это буквально воплощение поэтического представления о головном уборе. Сама мысль о том, что можно носить на голове парусник, кажется немного фантастической, но моя подруга Изабелла Блоу однажды рассказала, что она хотела бы видеть такую шляпу. И вот я ее создал.

В частности, вдохновение для шляпы-корабля пришло ко мне благодаря тому, что Изабелла подарила мне книгу Оливье Бернье «Наслаждение и привилегия». Она описывает быт и повседневную жизнь французской знати в 50-х годах 18-го века. Из книги я узнал, что во времена Марии Антуанетты в качестве повода отпраздновать большую победу на море французского флота знатные дамы носили такие корабли в прическах и париках.

Если не шляпы, то что вы могли бы создавать?

Думаю, мне бы понравилось быть кондитером. Я бы с удовольствием делал сладости, красивую выпечку и фантастические торты, похожие на произведения искусства. Правда, мне сложно представить, что бы я почувствовал, если бы люди захотели съесть мою шляпу. Меня всегда впечатляли кулинары: они тратят так много времени на создание красивых блюд, которые потом исчезают за считанные секунды.

Чем вы занимались во время карантина?

Я работал. Я вообще всегда работаю. Во время пандемии жизнь словно замерла — но только не творческая жизнь, ведь вдохновение никуда не исчезает. Важно черпать его в любых событиях — как радостных, так и непростых. Ведь именно вдохновение помогает нам двигаться дальше.

Несколько работ Филипа Трейси, представленных в музее Эрарта

Поделиться:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Все права защищены.