Дома звезд: в гостях у Томми Хилфигера

Гостиная. Диван Hampton Serpentine Sofa, Vladimir Kagan Couture. Журнальный столик, дизайн Вилли Риццо. Ковер изготовлен на заказ компанией Kyle Bunting. Рисунок ковра декоратор придумал, вдохновляясь совместной работой художников Энди Уорхола и Жан-Мишеля Баскии «Новое пламя», которая украшает одну из стен гостиной.

Гостиная. Диван Hampton Serpentine Sofa, Vladimir Kagan Couture. Журнальный столик, дизайн Вилли Риццо. Ковер изготовлен на заказ компанией Kyle Bunting. Рисунок ковра декоратор придумал, вдохновляясь совместной работой художников Энди Уорхола и Жан-Мишеля Баскии «Новое пламя», которая украшает одну из стен гостиной.
Томми Хилфигер с женой Ди в холле рядом со скульптурой Хайнера Майера «Микки».

Томми Хилфигер (Tommy Hilfiger) из числа тех, кто часто переезжает с места на место, покупает и продает недвижимость. Среди его прошлых и нынешних приобретений — двухуровневый пентхаус на Манхэттене с роскошным видом на Центральный парк, имение в Гринвиче, вилла в колониальном стиле на карибском острове Мюстик, по соседству с домом Мика Джаггера. Но самая известная его недвижимость — особняк в Майами. Здание с белоснежным фасадом в тон пескам Атлантического побережья отделено от моря только узкой полоской пальм. Оформлять интерьеры дома Хилфигер поручил любимцу звезд шоу-бизнеса, известному декоратору Мартину Лоуренс-Булларду (Martyn Lawrence-Bullard), клиентами которого были певица Шер и музыкант Оззи Осборн.

Томми и Ди Хилфигер в холле рядом со скульптурой Хайнера Майера «Микки».

Томми и Ди Хилфигер в холле рядом со скульптурой Хайнера Майера «Микки».
Гостиная. Диван Hampton Serpentine Sofa, Vladimir Kagan Couture. Журнальный столик, дизайн Вилли Риццо. Ковер изготовлен на заказ компанией Kyle Bunting. Рисунок ковра декоратор придумал, вдохновляясь совместной работой художников Энди Уорхола и Жан-Мишеля Баскии «Новое пламя», которая украшает одну из стен гостиной.

В этом проекте декоратору было где развернуться — в его распоряжении оказалось 1300 квадратных метров. Здание, выбранное Хилфигером, было построено в 2007 году и серьезных перепланировок не потребовалось. «Нам пришлось заменить полы в одном крыле дома. Вместо бежевой плитки из известняка мы положили итальянскую из белого и черного стекла», — рассказывает Буллард.

Столовая. Стол и кресла в красной кожаной обивке Cityscape Chair, дизайн Пола Эванса. Слева на стене — работа художников Энди Уорхола и Жан-Мишеля Баскии Sweet Pungent.

Столовая. Стол и кресла в красной кожаной обивке Cityscape Chair, дизайн Пола Эванса. Слева на стене — работа художников Энди Уорхола и Жан-Мишеля Баскии Sweet Pungent.
Столовая. Стол и кресла в красной кожаной обивке Cityscape Chair, дизайн Пола Эванса. Слева на стене — работа художников Энди Уорхола и Жан-Мишеля Баскии Sweet Pungent.

«Для меня дом не только жилье, но и своего рода арт-галерея. Искусство здесь повсюду, даже на террасе рядом с бассейном»

Палитра интерьера повторяет фирменный триколор от Tommy Hilfiger: сочетание белого, красного и синего. Стены декорированы мягкими текстильными панелями. На стене — работа французского художника Жана Дюбюффе Les Gemmeux.

Палитра интерьера повторяет фирменный триколор от Tommy Hilfiger: сочетание белого, красного и синего. Стены декорированы мягкими текстильными панелями. На стене — работа французского художника Жана Дюбюффе Les Gemmeux.
Палитра интерьера повторяет фирменный триколор от Tommy Hilfiger: сочетание белого, красного и синего. Стены декорированы мягкими текстильными панелями. На стене — работа французского художника Жана Дюбюффе Les Gemmeux.

«Подбирать предметы интерьера под арт-объекты не так-то просто, — продолжает декоратор. — Мы искали мебель повсюду: в магазинах Лондона, Парижа, Рима, Неаполя, Лос-Анджелеса, Нью-Йорка и Майами. По большей части это винтаж. Здесь есть и диваны от Владимира Кагана (Vladimir Kagan), и столики от Вилли Риццо (Willy Rizzo), и кровать от Пола Эванса (Paul Evans). Многое было заказано через интернет и куплено на аукционах».

Гостевая комната в синих тонах. Кресло Ball, дизайн Эро Аарнио. На стене — работа художника Мануэля Мериды Cercle Vert Lumiere.

Гостевая комната в синих тонах. Кресло Ball, дизайн Эро Аарнио. На стене — работа художника Мануэля Мериды Cercle Vert Lumiere.
Гостевая комната в синих тонах. Кресло Ball, дизайн Эро Аарнио. На стене — работа художника Мануэля Мериды Cercle Vert Lumiere.

Что касается палитры интерьера, в ее основе — глянцевый белый с яркими вкраплениями огненно-красного, изумрудного, желтого. Декоратор позаимствовал эту гамму из коллекций одежды от Tommу Hilfiger. Его особая гордость — черно-серебряная гостевая комната в стиле нью-йоркского клуба Studio 54 и огненно-красный кинотеатр в духе фильмов про Остина Пауэрса. Самому же хозяину больше всего нравилась гостиная.

Спальня. Кровать, дизайн Пола Эванса, 1970-е годы. На стене — серия портретов Мэрилин Монро фотографа Берта Штерна, сделанных в 1962 году. Покрывало и ковер, монгольская овчина.

Спальня. Кровать, дизайн Пола Эванса, 1970-е годы. На стене — серия портретов Мэрилин Монро фотографа Берта Штерна, сделанных в 1962 году. Покрывало и ковер, монгольская овчина.
Спальня. Кровать, дизайн Пола Эванса, 1970-е годы. На стене — серия портретов Мэрилин Монро фотографа Берта Штерна, сделанных в 1962 году. Покрывало и ковер, монгольская овчина.

В доме много забавных вещей — вроде ароматизированных обоев с запахом банана

Гостевая ванная. Обои с ярким «банановым» принтом напоминают работы Энди Уорхола. Это покрытие имеет эффект scratch-and-sniff: стоит потереть поверхность рукой — ощущаешь аромат бананов.

Гостевая ванная. Обои с ярким «банановым» принтом напоминают работы Энди Уорхола. Это покрытие имеет эффект scratch-and-sniff: стоит потереть поверхность рукой — ощущаешь аромат бананов.
Гостевая ванная. Обои с ярким «банановым» принтом напоминают работы Энди Уорхола. Это покрытие имеет эффект scratch-and-sniff: стоит потереть поверхность рукой — ощущаешь аромат бананов.

«Мы в восторге от всего дома, но если уж выбирать самую любимую комнату, пусть это будет гостиная, — говорит Хилфигер. — Специально для нее Мартин создал ковер в красных, фиолетовых и белых тонах: цвета перекликаются с палитрой работы «Новое пламя» Уорхола и Баскии, которая здесь висит. Для меня этот дом — не только жилье, но и своего рода арт-галерея. Искусство здесь всюду, даже на террасе рядом с бассейном мы поставили скульптуру Кита Харинга. Она там смотрится прекрасно! Ведь Майами — это не только модный курорт, но еще и культурный центр. Здесь есть, например, отличный Музей искусств имени Переса, один из моих самых любимых».

Гостевая комната в красных тонах. Стул Panton Chair, дизайн Вернера Пантона, Vitra. На стене работа Энди Уорхола «Микки-Маус».

Гостевая комната в красных тонах. Стул Panton Chair, дизайн Вернера Пантона, Vitra. На стене работа Энди Уорхола «Микки-Маус».
Гостевая комната в красных тонах. Стул Panton Chair, дизайн Вернера Пантона, Vitra. На стене работа Энди Уорхола «Микки-Маус».

Хозяева активно участвовали в процессе создания интерьера на всех стадиях работы. «Мартин — настоящий гений. Мы с Ди отдаленно представляли себе, чего хотим, часто меняли свои решения, — продолжает Хилфигер. — В итоге тут можно встретить такие странные вещи, о которых мы и не помышляли вначале — вроде ароматизированных обоев с запахом банана. Стоит потереть поверхность — и сразу же почувствуешь аромат! Признаюсь, во время ремонта мы отлично повеселились. А ведь это самое главное».

Ванная. Интерьер выдержан в строгой черно-белой гамме. Напротив зеркала — портрет Мика Джаггера работы Энди Уорхола.

Ванная. Интерьер выдержан в строгой черно-белой гамме. Напротив зеркала — портрет Мика Джаггера работы Энди Уорхола.
Ванная. Интерьер выдержан в строгой черно-белой гамме. Напротив зеркала — портрет Мика Джаггера работы Энди Уорхола.
Гостевая комната. Стены и потолок оклеены обоями в стиле оп-арт. Для этой комнаты Хилфигер выбрал работы австрийского художника Герберта Байера. Стулья Tulip, дизайн Эро Сааринена для Knoll.

Гостевая комната. Стены и потолок оклеены обоями в стиле оп-арт. Для этой комнаты Хилфигер выбрал работы австрийского художника Герберта Байера. Стулья Tulip, дизайн Эро Сааринена для Knoll.
Гостевая комната. Стены и потолок оклеены обоями в стиле оп-арт. Для этой комнаты Хилфигер выбрал работы австрийского художника Герберта Байера. Стулья Tulip, дизайн Эро Сааринена для Knoll.

Помещения стали просторнее, и это больше соответствует духу Майами, — рассказывает Мартин. — Массу сил пришлось потратить на то, чтобы убрать глянцевый лак с деревянных элементов декора во многих помещениях. Для этого один из гаражей мы на время превратили в самый настоящий лакокрасочный цех!» Но самое главное — перед декоратором стояла задача двойной сложности: он должен был не только оформить помещения, но и наиболее выигрышным образом представить в интерьере произведения искусства семейной коллекции Хилфигеров. Мартин решил действовать нестандартно: не подбирать живопись и скульптуру к уже готовым интерьерам, а сначала выбрать «экспонат» и уже вокруг него выстраивать композицию. Почетное место в доме занимают работы Энди Уорхола (Andy Warhol) и Жан-Мишеля Баскии (Jean-Michel Basquiat), произведения британской художницы Трейси Эмин (Tracey Emin), скульптуры австрийца Хайнера Майера (Heiner Mayer) и фотографии Берта Штерна (Bert Stern).

Музыкальная комната. Стены украшены портретами друга Хилфигеров Мика Джаггера работы Энди Уорхола.

Музыкальная комната. Стены украшены портретами друга Хилфигеров Мика Джаггера работы Энди Уорхола.
Музыкальная комната. Стены украшены портретами друга Хилфигеров Мика Джаггера работы Энди Уорхола.

В этом проекте дизайнеру было где развернуться. В его распоряжении, оказалось 1300 квадратных метров

Домашний кинотеатр оборудован на профессиональном уровне: удобные диваны, de Sede, мощные встроенные колонки и безупречная звукоизоляция.

Домашний кинотеатр оборудован на профессиональном уровне: удобные диваны, de Sede, мощные встроенные колонки и безупречная звукоизоляция.
Домашний кинотеатр оборудован на профессиональном уровне: удобные диваны, de Sede, мощные встроенные колонки и безупречная звукоизоляция.