Эшли Грэм: «Я понимаю, что мы, женщины, — супергерои» Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Эшли Грэм: «Я понимаю, что мы, женщины, — супергерои»

👁 21637

Этот телефонный разговор застал ТОП-МОДЕЛЬ на ферме в Небраске, в полной изоляции от мира с мужем и маленьким сыном. На другом конце провода оказалась ее близкая подруга Кристен Белл, с которой Эшли поделилась впечатлениями от родов («вселенская боль»), обсудила борьбу за расовое равенство, а заодно и подходящий мейкап для созвонов в Zoom.

КРИСТЕН БЕЛЛ Привет, дорогая! Я так рада, что беру у тебя интервью. ЭШЛИ ГРЭМ Спасибо, что нашла время поболтать, я это очень ценю. Ты супермама — умудряешься успевать все на свете.

Ты тоже! В январе у тебя появился малыш, а это очень важное событие. Я знаю, что ты выбрала домашние роды. Все прошло по плану?

Нет, конечно! Я даже не могла представить, что будет настолько больно! В смысле все мамы говорят: «Ну да, это больно». Неважно, с эпидуральной анестезией, без нее, с кесаревым сечением или еще как-нибудь — просто: «Ага, больно». Таким спокойным тоном, знаешь. Никто не предупреждает, что придется пройти через вселенскую боль, тем более если выбираешь естественные роды. Но в какой-то степени мне даже повезло, потому что сразу начался карантин, и Исаак рос буквально на наших глазах. Такая удача — вместе пережить все эти маленькие моменты. Мне уже заранее жаль моих будущих детей — не думаю, что они получат столько внимания.

Ты права, но это нормально. У меня двое детей, и, если честно, второму действительно досталось меньше моего внимания. Конечно, ты их одинаково обожаешь — материнская любовь не делится, а приумножается, но времени уже не хватает. Поэтому второй ребенок в семье часто вырастает чуть более самостоятельным.

Звучит логично. Знаешь, я разглядываю свои новые растяжки, вижу, как изменилось мое тело, и понимаю, что мы, женщины, — просто супергерои. Наше тело создано для того, чтобы давать новую жизнь, а я только сейчас поняла, как это прекрасно.

Надеюсь, все женщины чувствуют себя так же, когда смотрят в зеркало.

Мне хочется в это верить. Когда я забеременела, мне пришлось переосмыслить свои отношения с телом, в котором поселилось новое существо. Я очень быстро стала набирать вес, а увидев на животе первые растяжки, долго не могла поверить, что это все-таки случилось. Сначала я ужасно переживала, но когда впервые увидела Исаака, то поняла: всякие растяжки — это не просто «боевые ранения». Моя жизнь навсегда изменилась, теперь у меня новое тело — и я ему рада.

Расскажи еще что-нибудь про Исаака. Он хорошо спит ночью? Ты как-то пытаешься контролировать его сон или полагаешься на естественный ход вещей?

Как-то само собой получилось, что Исаак редко просыпается ночью — максимум пару раз, поэтому у нас не было этой агонии с бессонницей. Зато теперь он научился оглушительно кричать — ему кажется, что быть громче мамы с папой очень круто.

Если все само получается так, как ты хочешь, это и есть уверенное материнство — без миллиона чужих наставлений о том, как «правильно» и «должно быть».

Мне очень нравится эта мысль. Сейчас сразу несколько членов моей семьи ждут ребенка, и мне иногда очень хочется влезть и объяснить, как, когда и что делать. Приходится себя останавливать, потому что я помню, каково было мне, когда все вокруг считали своим долгом поделиться мудростью. Если к тебе обратились за помощью, дай совет, а если нет, оставь его себе — просто позволь человеку самостоятельно всему научиться. В соцсетях мам-шейминг принимает особенно пугающие масштабы.

Да, сейчас вообще беспокойная обстановка — помимо карантина, на первые же месяцы твоего материнства пришлись расовые волнения. Как ты ко всему этому относишься?

Наша страна проходит через болезненный период. Очевидно, что Джордж Флойд, Бреонна Тейлор, Ахмад Арбери и их родные точно не заслуживали того, что с ними произошло. В последние несколько недель мы в семье много обсуждали проблемы, с которыми сталкивается черное население, говорили о том, что вообще значит быть темнокожим в Америке. Я хочу, чтобы мой сын вырос в мире, где справедливость существует для всех и никто не может стать жертвой дискриминации из-за цвета кожи.

Что для тебя значит поддерживать черное сообщество?

Это значит действовать. Помимо поддержки черных предпринимателей, важно взаимодействовать с организациями, которые приносят реальные перемены, такими как Campaign Zero, которая совместно с Next Generation Action Network проводила собрания с муниципальными властями по вопросу сокращения бюджетов на содержание полиции и перераспределения этих средств в пользу альтернативных локальных сообществ. Важно поддерживать культурное многообразие и инклюзивные программы внутри малого и среднего бизнеса. И не забывать о том, что перемены начинаются в избирательных урнах — это касается не только ноябрьских президентских выборов, но и выборов в муниципальные и федеральные органы власти. Нам всем нужны громкие голоса и люди, которые смогут изменить систему.

Что помогает тебе сохранять спокойствие, когда вокруг один стресс?

Самое главное — физическая нагрузка. Ко мне периодически присоединяется мама, мы занимаемся три-четыре раза в неделю по FaceTime вместе с моим тренером Кирой. Мне нравится параллельно вести прямые трансляции в инстаграм — даже если к середине занятия я уже выдохлась и еле передвигаюсь, все равно приятно чувствовать, что где-то еще тысячи других людей тренируются вместе с тобой. Не знаю, может, они просто сидят и строчат комментарии, а может, кто-то и правда выкладывается — в любом случае это как-то заряжает.

Я раньше вообще не уделяла столько времени фитнесу, но с возрастом поняла, что он здорово помогает сохранять внутреннее равновесие. А ты всегда была такой спортивной девчонкой?

Наши родители были теми еще спортсменами и нас воспитывали соответственно. Никто не спрашивал, хочешь ты сегодня попотеть или нет, просто отводили на тренировку. В 17 лет я переехала в Нью-Йорк и все забросила, просто потому что мне было на это пофиг. Тогда мне стали говорить, что как модель я должна следить за своим телом, но эти комментарии меня не слишком вдохновляли. А потом я поняла, что физическая активность просто помогает чувствовать себя лучше — я ощущаю в себе силу и ничего не боюсь. Я продолжала тренироваться всю беременность, и, думаю, это очень облегчило процесс родов — они длились всего шесть часов. Спасибо кардио и приседаниям в третьем триместре.

О боже, мои роды длились 26 часов… Мне определенно стоило проконсультироваться с тобой на этот счет.

Ну, сегодняшнюю утреннюю тренировку я отменила только потому, что не хотела вылезать из кровати. Как-то так это на самом деле происходит.

Никто тебя не осудит. Кстати, я заметила у тебя в инстаграм много видео, где ты красишься перед каким-нибудь созвоном в Zoom. Развлекаешься?

Естественно. У меня партнерство с Revlon: они коробками присылают мне свои новинки, чтобы я их потестила. И вот я сижу перед очередной важной онлайн-конференцией и думаю: так, самое время научиться пользоваться подводкой! Это здорово поднимает настроение.

Как вообще развивались твои отношения с макияжем?

Наверное, все началось в детстве — помню, как мы с мамой вместе красились в ванной перед зеркалом. Макияж был неотъемлемой частью ее утренней рутины, и я тоже к этому привыкла. Еще мама научила меня любить себя. С негативом я впервые столкнулась, только когда начала карьеру модели. Я часто слышала, что не так выгляжу, и долго позволяла модной индустрии управлять собой. Но однажды я решила: «Хватит. Мое тело — буду делать с ним, что захочу», и тогда моя жизнь изменилась к лучшему. Хотя оставаться верной себе — довольно тяжелый труд.

Но ты отлично справляешься. Спасибо тебе за этот разговор.

Надеюсь, скоро наступит тот день, когда мы снова сможем обняться.

О да! Похвастаемся новыми растяжками и познакомим наших малышей.

Звучит заманчиво!

Поделиться:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Mission News Theme от Compete Themes.