Отель Асташово: настоящий русский терем XIX века Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Отель Асташово: настоящий русский терем XIX века

Терем Асташово — единственный в России отель-музей с полностью воссозданной обстановкой XIX века, был построен Мартьяном Сазоновым в 1897 году в качестве подарка молодой невесте

Владельцы и воссоздатели терема Андрей Павличенков и Ольга Головичер

«Это вы из журнала? А я вам грибов собрал, сейчас будем омлет с лисичками готовить». Навстречу нам выходит сам хозяин Андрей. Так вот кто в теремочке живет. Впрочем, пожить здесь может любой желающий. С августа 2018 года дом-музей Асташово функционирует как отель.

Добираться восемь часов из Москвы на машине, но мы предпочли ночной поезд до Галича и затем полтора часа на такси. Немного устали, но доносящиеся с кухни ароматы сырников, домашнего сливового варенья с корицей и кофе быстро приводят в чувство.

Чайная комната. Витражи для нее были восстановлены по черно-белым архивным фотографиям, которые специальным образом анализировали с помощью компьютерных программ.

С кухни доносятся ароматы сырников, домашнего сливового варенья с корицей и омлета с лисичками

Главная гостиная. На табличках над дверями выгравированы названия номеров, данные в честь местных рек. Среди прочих есть, к примеру, «Идол» и «Ида». Масляные светильники XIX века переделаны в люстры и настольные лампы местными мастерами.

Андрей и Ольга — москвичи, успешные бизнесмены, никогда не планировали поселиться в деревне. «У нас даже дачи не было, — рассказывает Ольга. — Зачем сидеть каждые выходные в одном доме, если так много интересных мест, куда можно поехать. Брали детей в охапку, лыжи, сноуборды, путеводители по заповедным местам России, и в машину. Собственно, с этого все и началось…»

Построенный в 1897 году терем был скопирован с опубликованного в журнале эскиза, выполненного известным архитектором Иваном Павловичем Ропетом в 70-е годы XIX века для богатой петербургской публики, строившей дачи в модном «русском стиле». В советское время терем был национализирован, здесь располагались почта и клуб, затем здание сорок лет стояло заброшенным.

В реестре памятников архитектуры костромской области Андрей вычитал про деревянный терем Мартьяна Сазонова 1897 года постройки. Приехали точно по адресу, а дома не видно. Его буквально поглотил лес, за годы советской власти участок зарос настолько, что высокие деревья вплотную подошли к зданию. «А когда увидели, замерли одновременно от ужаса и восторга, — продолжает Ольга. — Это была не пизанская, а настоящая падающая башня. При этом величие и масштаб здания впечатляли! Мы забили тревогу. Обратились к друзьям в Архнадзор и в госслужбы, которые должны заниматься если не реставрацией, то хотя бы консервацией памятников».

Реставрация разрушенного здания 1897 года постройки велась по проекту архитектурного бюро Александра Попова РЦАПО. Более пяти тысяч элементов резного декора было изготовлено заново, но по старинным технологиям.

«Это была не пизанская, а настоящая падающая башня. При этом величие и масштаб здания впечатляли!»

Спальня. Из соображений комфорта от антикварной кровати взято только изголовье, которое дополнено современным основанием и матрасом.

«Архнадзор помог собрать волонтеров, мы вместе расчистили участок, пригнали технику, сняли падающую башню и поставили ее на землю. Заказали архитектору-реставратору Александру Попову проект восстановления дома. Идеи заниматься этим самостоятельно не было, поначалу мы просто хотели немного помочь. Но госслужбы дали отказ: у дома нет статуса памятника архитектуры. Более того, на бумагах дома вовсе не было. Участок значился как пустующие земли сельхозназначения. Пришлось вызывать БТИ, чтобы просто зафиксировать сам факт существования терема. А как только здание получило „свидетельство о рождении и прописку“, его выставили на торги. Собственно, кроме нас, на них пришел всего один человек. И тот скорее из любопытства».

Воссоздание обоев по чудом сохранившемуся крохотному фрагменту оказалось под силу только английскому мастеру Роберту Уэстону, компания Hamilton Weston.

Ванная комната в одном из номеров терема.

Реставрация интерьеров заняла четыре года. Завершением стали обои, которые воссоздал английский мастер.

Старинная мебель и утварь собраны по соседним заброшенным деревням и бережно восстановлены.

Несмотря на отсутствие охранного статуса, восстанавливать здание решили по всем строгим правилам реставрации архитектурных памятников. Деревянные детали фасада зафиксировали и пронумеровали, затем дом полностью разобрали и отвезли в реставрационные мастерские. Детали, не подлежащие восстановлению, а таких оказалось около сорока процентов, изготовили заново, но по старым технологиям. Дом собрали на месте опять-таки «по старинке». Например, в качестве гидроизоляции использована береста, которая, по словам Андрея, надежнее всех современных материалов: «Вспомните хотя бы вечные берестяные грамоты».

Печь в главной столовой — любимое развлечение детей и, если нужно, дополнительное спальное место.

Лестничный холл. Роспись под розовый мрамор восстановлена по историческим образцам, реставратор Василий Митрофанов.

«Лестничный холл с росписью под розовый мрамор слишком вычурный. Для себя мы сделали бы иначе, но если решили восстанавливать исторический облик, то решили»

В номерах полностью воссоздана домашняя обстановка, от мебели до посуды и книг времен постройки дома. Стоимость номеров от 3000 до 8000 рублей.

Из горы строительного мусора выбрали образцы декоративной покраски холла, печных изразцов и фрагментов обоев, чтобы затем заказать такие же. Сохранили даже деревянные доски с процарапанными ругательствами советских времен, когда в доме находился клуб. Их бережно закрыли стеклянной облицовкой. А что, тоже история! «Оформление лестничного холла с росписью под розовый мрамор слишком вычурное, — признаются владельцы. — Для себя мы сделали бы иначе, но если решили восстанавливать исторический облик, то решили. Мы даже деревянные окна сделали по старым стандартам — со съемными зимними рамами. Но отопление в дом все-таки провели, так что печка теперь скорее для развлечения. Однако, чтобы не нарушать интерьер, вместо навесных радиаторов сделали встроенные в пол конвекторы».

Старинную мебель и утварь искали по соседним деревням и тоже бережно восстанавливали.

Поскольку антикварных кроватей не бывает большого размера, от них использовали только изголовья, а основания делали новыми. Все-таки современным людям нужен комфорт.

Забавно, но у Андрея и Ольги нет собственной комнаты в доме. «Если гостей очень много, мы ночуем в палатке или уходим в один из гостевых „дубль-домов“, построенных на поляне по проекту Ивана Овчинникова. В свободное время собираем грибы, катаемся на квадроциклах или посещаем домашний кинотеатр, оборудованный на чердаке, а зимой ходим на лыжах. Кстати, каждый год мы прокладываем профессиональные трассы, так как сами очень любим спорт».

Работы по реставрации интерьеров заняли четыре года. Знаменательное завершение состоялось в августе 2018 года, когда из Англии прибыли обои в гостиную. Их рисунок английский мастер целый год восстанавливал по чудом уцелевшим фрагментам.

P. S. Будете здесь пить чай с баранками и домашним вареньем, обязательно попросите рассказать местные байки о медведях, деревенских гробовщиках и сватовстве гражданки Марковой. www.astashovo.com, +7 953 654-62-20

С теремом связана романтическая история:

Мартьян Сазонов (в центре) с семейством и односельчанами на крыльце терема.

В 1894 году 52-летний Мартьян Сазонов, бывший крепостной, разбогатевший на строительных подрядах в Петербурге, овдовел, вернулся в родную деревню и посватался к 20-летней дочери дьякона Елизавете Добровольской. А в подарок красавице решил возвести сказочный русский терем, эскиз которого увидел в журнале. Новый дом впечатлил приятеля Мартьяна — такого же разбогатевшего крестьянина Ивана Поляшова, и тот построил в ответ свой терем в Погорелово, в часе езды. Друзья вечно соперничали, у кого дом лучше, а жена краше. После революции оба терема были национализированы. Но этого Сазонов уже не застал. Он скончался в 1914 году, молодая жена покинула дом и больше не вышла замуж. Асташовский терем был закрыт вплоть до 1943 года, когда председательница местного сельсовета решила сыграть в нем свадьбу. И наконец, в 2010 году Андрей Павличенков из любви к русскому зодчеству занялся спасением дома и создал лучшее место для романтического уикенда!

«Зачем нужна дача, если в России так много интересных мест, куда можно поехать? Например, терем Асташово»

Асташово — место глухое, до ближайшего населенного пункта восемь километров. Во время визита можно совершить конную прогулку, тур на снегоходах или побывать на экскурсии в древних Чухломе, Галиче и Солигаличе. А можно провести весь день у самовара в чайной комнате. Витражи для нее были восстановлены путем компьютерного анализа черно-белых архивных фото.
Фото:
МИХАИЛ ЛОСКУТОВ

Поделиться:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Все права защищены.