«Страшнее рака»: врачи назвали три смертельные угрозы человечеству Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Страшнее рака»: врачи назвали три смертельные угрозы человечеству

Буквально неделю назад в США были опубликованы сведения о том, что уровень смертности от рака в стране упал. Президент Дональд Трамп даже попытался приписать себе эту заслугу. Однако онкоболезни отступают отчасти потому, что система здравоохранения бросила огромное количество денег на поиск противораковых препаратов. Тем временем другие, не менее важные исследования, финансируются недостаточно. Например, пациенты с болезнью Альцгеймера будут ещё долго ждать эффективных методов лечения. Застопорились работы в области психоактивных веществ, а между тем, как сообщает Bloomberg, уровень самоубийств стремительно растёт. Критически мало тратится на изучение антибиотиков, в то время как бактерии продолжают развивать устойчивость к уже существующим лекарствам.

Действительно ли меры борьбы с перечисленными болезнями не получают должного внимания и чем это чревато для человечества в целом, NEWS.ru узнал у экспертов — врачей и биологов.

Болезнь Альцгеймера

Как рассказал NEWS.ru Аркадий Прокопов, врач-терапевт, исследователь в области интегративной и митохондриальной медицины, разработавший метод терапевтической гипоксии (дозированное дыхание воздухом с пониженным содержанием кислорода), ежегодно в мире появляется примерно 500 тысяч новых больных болезнью Альцгеймера (БА) и ежесекундно кто-то умирает от неё. Уходу из жизни предшествует длительный период деградации, сначала интеллектуальной, потом физической. И всё это ложится огромной нагрузкой либо на родственников, либо на государство. В США на больных с диагнозом БА тратят несколько миллиардов долларов в год. Родственники, ухаживающие за такими пациентами, часто впадают в депрессию, у них наблюдается синдром выгорания, и получается некий замкнутый круг.

Валерий Мамаев, геронтолог, подтверждает важность борьбы с БА. Он считает, что очень часто людей больше беспокоит состояние их мозга, чем наличие рака. Они не хотят терять ментальный контроль над собой, желая находиться в разумном состоянии. Хотя проблема онкологии, с его точки зрения, всё же более глобальна.

Болезнь Альцгеймера — проблема микроциркуляции в головном мозге. Вокруг капиллярного русла образуются бляшки, если транспорт по сосуду нарушен. Лекарственные препараты при БА малоэффективны. Хотя денег на исследования тратится немало. Есть случаи, когда реально помогают иные способы лечения БА, но они не финансируются. Надо прислушаться к тем врачам, которые предлагают свои методы, не медикаментозные.

Валерий Мамаев

геронтолог и начальник отдела Института биохимической физики РАН

По мнению Аркадия Прокопова, существующая ситуация с БА во всём мире выглядит безнадёжно. Деньги для предотвращения заболевания нужны, но не для исследований, поскольку «исследовать можно ещё 100 лет». Финансировать нужно внедрение уже существующих протоколов лечения, уверен эксперт.

По уже разработанным методикам человек должен месяц-два находиться в клинических условиях или, может быть, в санаторных. В это время он получает первичный импульс терапии, улучшается его состояние, а дальше он продолжает применять этот протокол в домашних условиях. Широкое применение разработанных протоколов может радикально переломить ситуацию. Меры подготовлены, они уже существуют, и это не журавль в небе — это синица в руке.

Аркадий Прокопов

врач-терапевт и исследователь в области интегративной и митохондриальной медицины

Эксперт убеждён: в мире уже есть работающие методы лечения, которые эффективны и для предотвращения, и для лечения, и для реабилитации больных с диагнозом БА. Известны сотни случаев стабилизации и полной реверсии болезни Альцгеймера.

Успешные методы есть как у американцев, так и в России, в частности, у самого Прокопова, автора методики терапевтической гипоксии.

Я начал свои работы в 2008–​2010 году, в США — на пять лет позже. Наши протоколы практически совпадают, только у меня ещё добавлена терапевтическая гипоксия, которая повышает эффективность лечения, — говорит исследователь.

Супербактерии

О супербактериях в последнее время говорится очень много. Устойчивость микроорганизмов к антибиотикам считается угрозой национальной безопасности. Так заявляют в ООН, в ВОЗ, и также полагает правительство РФ. У нас есть два постановления правительства — N2045-р и N604-р. Это стратегия предупреждения распространения антимикробной резистентности в РФ на период до 2030 года.

Сейчас в мире ежегодно умирает более 700 тысяч человек от инфекций, вызванных супербактериями. Если ничего не делать, то к 2050 году погибать будет уже 10 млн в год, что больше, чем от онкологии (8,2 млн человек в год). Потери глобального ВВП при этом составят 7% ($100 трлн), а потери в человеческих жизнях — более 300 млн человек.

Роман Козлов

главный внештатный специалист по клинической микробиологии и антимикробной резистентности Минздрава РФ

Президент Межрегиональной ассоциации по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии не считает, что в борьбе с супербактериями сделано мало. Работ ведётся достаточно, в том числе и в России. Но финансирование должно быть более мощным.

Хотелось бы, чтобы больше тратилось ресурсов на создание новых антибиотиков — они, без всякого сомнения, нужны; финансовые потоки надо направить на создание альтернативных препаратов, способных преодолеть устойчивость микроорганизмов. Кроме того, нужны фундаментальные научные исследования самих микроорганизмов, — считает эксперт.

Наличие подобных работ сможет переломить весьма тревожную тенденцию, наметившуюся во всём мире, и спасти миллионы жизней, убеждён Козлов.

Профилактика суицидов

В мире сегодня самая частая причина смерти — сердечно-сосудистые заболевания. Хотя проблема стоит остро и исследования инициированы во всех цивилизованных странах, большого сдвига в этой области медицины нет. Следующая, заметная невооружённым глазом история, — борьба с онкологией. А вот на возрастные болезни и психиатрию обращают гораздо меньше внимания, считает врач-психиатр Алексей Ковалёв и объясняет, почему так происходит.

В психиатрии очень сложно оценить качество жизни. Человек может до суицида и не сказать никому, что у него депрессия. Это совсем иная картина, чем в онкологии, — там человек долго борется, получает инвалидность, ему нужны препараты, он проходит курсы лечения и так далее. Идёт заметная обществу борьба. В психиатрии борьба с депрессиями, с биполярными аффективными расстройствами и так далее обществу, как правило, не видна. Именно поэтому мало средств выделяется на создание новых лекарств. Есть много новых снотворных, препаратов для лечения шизофрении и аутизма. Но что касается депрессий, кардинального переворота нет.

Евгений Ковалёв

врач-психиатр

Врач при этом считает, что увлечение психоактивными веществами при лечении психиатрических больных не всегда обосновано.

Ввиду большого хайпа вокруг психоактивных веществ, а это грибы и каннабис, прежде всего, на исследования, связанные с ними, выделяют деньги. Вероятно, такие вещества будут эффективны, но есть смысл поискать лечение и в других отраслях, — уверен психиатр.

Эксперт напомнил: любое индустриальное общество характеризуется высоким числом суицидов. Некоторым государствам удаётся переломить тренд — например, в Японии ввели более короткий рабочий день в качестве профилактической меры.

Помимо перечисленных болезней, существует множество важных областей медицины, которые заслуживают большего финансирования. К ним относятся, к примеру, борьба с ожирением, гепатитом С и вирусом папилломы человека. Деньги стоит потратить также на то, чтобы повысить качество бесплатной медицинской помощи. Кроме того, никто не отменял известную пословицу: «Профилактика — лучшее лечение». Однако равномерного распределения средств на профилактические методики и на конкретную терапию опасных заболеваний пока нет. Потенциально спасительные мероприятия увядают на корню.

Поделиться:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Все права защищены.