Генную терапию против гемофилии А назвали безопасной и эффективной в долгосрочной перспективе Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Генную терапию против гемофилии А назвали безопасной и эффективной в долгосрочной перспективе

Врачи опубликовали результаты обследования пациентов, которые три года назад получили генную терапию от гемофилии типа А. За это время у них не возникло серьезных побочных эффектов, что позволяет считать терапию безопасной. В крови пациентов даже спустя три года держатся нормальные концентрации фактора свертывания VIII — которого не хватает больным гемофилией типа А — хотя врачи все равно квалифицируют их состояние как «мягкую гемофилию». Исследование опубликовано в журнале The New England Journal of Medicine.

За свертывание крови в организме человека отвечает, в числе прочего, сложный биохимический каскад из более 10 веществ, в результате которого образуются длинные нити фибрина, закрывающие отверстие в стенке сосуда. Нехватка какого-либо из этих веществ — факторов свертывания — приводит к долгим непрекращающимся кровотечениям. Наследственную недостаточность факторов свертывания называют гемофилией.

Стандартная терапия гемофилии — симптоматическая: пациенту вводят недостающий фактор в тот самый момент, когда развивается кровотечение. До недавнего времени это было единственным способом справиться с проблемой, поскольку время жизни этих веществ в крови невелико, и чтобы поддерживать их концентрацию на уровне здорового человека, пришлось бы вводить их постоянно.

В последнее время становится все более популярной генная терапия — введение новой, рабочей копии необходимого гена в составе инактивированных вирусов. Теоретически этот метод должен избавить пациентов не только от инъекций, но и от симптомов болезни в целом. Однако поскольку этот вид терапии появился не так давно, до сих пор не вполне ясно, насколько долго длится его эффект и не вызывают ли чужеродные гены в организме пациентов каких-либо неблагоприятных последствий.

Первой поддалась ГМ-терапии гемофилия типа В — недостаток фактора IX. Затем Джон Паси (John Pasi) из Лондонской школы медицины и стоматологии вместе с коллегами из компании BioMarin Pharmaceutical предложили способ лечения гемофилии типа А — недостаток фактора VIII. Этот белок длиннее, чем фактор IX, поэтому у ученых не было уверенности в том, что его ген будет так же эффективно внедряться в клетки пациентов.

Клинические испытания новой терапии начались в 2015 году, через год после этого ученые отчитались о состоянии пациентов, но с тех пор продолжают внимательно следить за их здоровьем. Всего пациентов 15, для каждого из них исследователи рассчитали дозу препарата в зависимости от количества фактора VIII в их крови. Большинство пациентов получили 4-6 × 1013 вирусных частиц на килограмм массы тела. Вирусы должны были доставить ген фактора VIII в клетки печени, поэтому врачи вводили препарат внутривенно и рассчитывали, что он доберется с током крови до гепатоцитов — в отличие от множества других методов генной терапии, в ходе которых у пациента забирают клетки, модифицируют их in vitro и вводят обратно.

Согласно отчету, почти у всех пациентов врачи заметили хотя бы один побочный эффект от терапии. Однако в большинстве случаев это было повышение аланинаминотрансферазы — фермента печени, которого становится больше в крови в ответ на повреждение органа и воспаление. Пациентам назначали противовоспалительную терапию в зависимости от симптомов, и концентрация фермента во всех случаях снизилась, а других признаков печеночной дисфункции врачи не обнаружили. У одного из пациентов после введения вирусов началась лихорадка, однако и ее удалось быстро снять.

Других побочных эффектов в течение трех лет после терапии у участников испытания не появилось — за исключением проблем с суставами, которые присутствовали еще до начала терапии, поэтому не могли быть ее следствием.

За три года наблюдения у двух пациентов, которые получили минимальную дозу вирусных частиц, активность фактора VIII не увеличилась. У остальных же, которым досталось больше вирусов, активность выросла в несколько десятков раз за первый год, а потом постепенно начала снижаться — на 43 процента за второй год и на 10 процентов — за третий. Однако даже через три года она оставалась достаточно высокой по сравнению со значениями до начала терапии: средняя активность составила 52 относительных единицы на децилитр (у большинства пациентов — около 30) при норме более 40.

Количество кровотечений в среднем сократилось на 96 процентов, 86 процентов пациентов вообще перестали на них жаловаться. Соответственно, им потребовалось гораздо меньше инъекций фактора VIII: в среднем 5 уколов в год по сравнению со 136 уколами до начала терапии.

Таким образом, генная терапия продолжает действовать даже спустя несколько лет после процедуры, не вызывая дополнительных побочных эффектов. Тем не менее, авторы работы отмечают, что ее действие крайне индивидуально — не у всех пациентов, например, активность фактора VIII соответствует норме, у многих она находится в рамках «мягкой гемофилии». И несмотря на то, что эпизодов кровотечений стало гораздо меньше, ученым еще предстоит выяснить, от чего зависит индивидуальный ответ организма на терапию.

Ранее в США одобрили генную терапию для лечения слепоты и провели успешные испытания терапии для гемофилии типа В. Кроме того, с помощью генной терапии уже удалось вылечить серповидноклеточную анемию, а недавно на рынке появилась генная терапия, нацеленная на борьбу со старением.

Поделиться:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Все права защищены.